БУТОВО – ОБЩАЯ ГОЛГОФА

В конце Тайной вечери Господь наш Иисус Христос «возвел очи Свои на небо и сказал: …Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы…И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино» (Ин. 17:1, 11, 22). А перед этим, в Своей прощальной беседе с учениками, Спаситель дал им новую заповедь: «да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 34–35). Говоря: «сие заповедаю вам, да любите друг друга» (Ин. 15, 17), Христос сразу предупреждает апостолов: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше» (Ин. 15, 17–20). Таким образом, единство и слава учеников Христа тесно связаны, с одной стороны, с исполнением заповеди о любви, а, с другой стороны, с преследованием Его последователей миром.

100 лет тому с убийства у стен Киево-Печерской Лавры ее священноархимандрита, священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галицкого, начались открытые гонения на Русскую Православную Церковь. Эти гонения продолжались непрерывно более 70-ти лет и своего апогея достигли в 1937–1938 гг., когда руководство Советского Союза провело так называемую операцию по борьбе с «врагами народа», вошедшую в историю как «Большой террор». После чего из 179 архиереев и почти 120 тысяч священно- и церковнослужителей, составляющих клир в предреволюционное время[1], на свободе осталось 4 епископа и около 6 тыс. священников[2].

Беспрецедентность этой операции заключалась в том, что в соответствии с приказом № 00447 наркома ВД Н. И. Ежова по регионам была дана разнарядка какое количество людей необходимо арестовать и какое число из арестованных нужно расстрелять. Операция продолжалась с августа 1937 по октябрь 1938 г. В ходе ее было арестовано 1 500 000 человек, из них 700 000 расстреляно[3]. Вынесение смертных приговоров производилось несудебными органами, тройкой или вообще «особым совещанием», состоящим из двух человек. Приговоры выносились заочно, т.е. без вызова обвиняемого, а также без участия защиты и обвинения, обжалованию приговоры не подлежали. Специально указывалось, что приговоры к расстрелу должны приводиться в исполнение «с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения».

В связи с тем, что предполагалось уничтожить большое число осужденных, были подготовлены специальные места для приведения в исполнение смертных приговоров и захоронений убиенных. В основном эти места создавались за приделами городов, и практически у каждого областного центра такие места существуют: Левашовская пустошь под Ленинградом, Куропаты на окраине Минска, Быковня около Киева. В Москве основным местом, где в 1937–38-х гг. производились расстрелы, стал Бутовский полигон (ил. 1).

Он расположен к югу от Москвы около Варшавского шоссе. В настоящее время граница города проходит прямо по границе бывшей спецзоны, но в середине ХХ в. граница Москвы находилась примерно в 10-ти километрах. В начале прошлого столетия здесь располагалась большая усадьба с конным заводом. В середине 30-х годов было объявлено, что здесь создается стрелковый полигон для испытания оружия. Территория площадью около 2-х квадратных километров была огорожена колючей проволокой. По ночам сюда стали приезжать автозаки, были слышны выстрелы и крики. Захоронения производились в огромных рвах глубиной до 4-х метров, глубиной до 5-ти метров и длиной до 100 и более метров. Как показали исследования,  проведенные в конце 90-х годов, в настоящее время рвы наполовину наполнены останками.

Бутовский полигон стал крупнейшим в Московском регионе местом массовых расстрелов и захоронений жертв террора середины ХХ в. По официальным данным расстрелы на полигоне происходили с конца 1935 г., и по свидетельским показаниям вплоть до конца 40-х – начала 50-х гг. здесь производились захоронения умерших и расстрелянных в московских тюрьмах. Общее количество захороненных неизвестно, но только в период с 8 августа 1937 г. по 19 октября 1938 г. по имеющимся документам здесь было расстреляно и захоронено 20 762 человека. В отдельные дни расстреливали по 200, 300 человек. 28 февраля 1938 г. было расстреляно 562 человека.

Приведенные данные о числе расстрелянных основаны на обнаруженных в центральном архиве КГБ предписаниях о приведении в исполнение приговоров троек и особых совещаний о высшей мере наказания и актов об исполнении расстрелов. Специальное расследование, проведенное Мингосбезопасности в начале 90-х годов показало, что указанные в этих документах люди были казнены и захоронены в Бутове.

Основную часть расстрелянных составляют жители Москвы и Московской области, но вместе с ними пострадали жители других областей и бывших республик Советского Союза, а также граждане и выходцы иностранных государств[4]. В том числе 1468 уроженцев Украины (в границах до 1938 г.) и 755 украинцев. Среди расстрелянных преобладают простые крестьяне и рабочие. Расстреливали и подростков 13-15 лет, и 80-летних стариков. Подавляющее число пострадавших – беспартийные, имевшие низшее образование или вовсе неграмотные. Но наряду с ними немало ученых, деятелей искусства и культуры, бывших государственных и общественных деятелей, военных.

Около тысячи убиенных были осуждены на смерть за принадлежность к Русской Православной Церкви. Это 7 архиереев, 500 священнослужителей, монахи и монахини, церковные старосты и активные миряне. 332 из них прославлены в лике святых.

Возглавляет сонм Бутовских новомучеников священномученик Серафим (Чичагов), митрополит Петроградский. Следует отметить, что владыка Серафим не только старший по сану среди убиенных в Бутове священнослужителей, но и один из старейших по возрасту из всех расстрелянных на этом месте. В 1937 г. ему было более 82 лет. Он уже не мог ходить, и при аресте, чтобы его доставить в тюрьму, была вызвана карета скорой медицинской помощи. Из дома его выносили на носилках.

Конечно, среди пострадавших за веру были и те, кто осознавал себя украинцами или был выходцем из Украины.

Наиболее известный из них – сщмч. Аркадий Остальский, епископ Бежецкий (1889–1937). Владыка был уроженцем с. Скаковки, Житомирского уезда Волынской губернии. Начало его служения также было связано с Житомиром и его окрестностями, где он служил в разных храмах. Будущий владыка был известным миссионером, стойким борцом за чистоту православия. Он обладал удивительным даром проповедничества, за что был назван «новым Златоустом».

В годы гражданской войны в Житомире четырнадцать раз менялась власть, и большинство населения бедствовало. По благословению епархиального архиерея, священномученика Фаддея (Успенского), о. Аркадий организовал при своем приходском храме Свято-Николаевское братство, которое оказывало помощь всем нуждающимся и больным, хоронило умерших, не имевших близких и родственников. Отец Аркадий сам руководил деятельностью братства и поименно помнил всех больных, которых оно опекало, и, бывало, не раз спрашивал, кто дежурит сегодня у такой-то больной, кто понесет такой-то обед.

Владыка неоднократно подвергался арестам. Первый раз он был арестован весной 1922 г. за оглашение послания Патриарха Тихона относительно изъятия церковных ценностей. Осенью 1926 г. он был хиротонисан во епископа Лубенского, викария Полтавской епархии, но из-за запрета властей пребывать в епархии не мог. С лета 1928 г. по начало 1937 г. он находился на Соловках, тем самым побил своеобразный рекорд: из архиереев, отбывавших срок на Соловках, он был в этом лагере дольше всех. Среди заключенных пользовался особой популярностью, и каждое его слово считали почти за святое.

Осенью 1937 г. он был арестован в очередной раз. На допросе, отвечая на один из вопросов следователя, владыка Аркадий сказал: «В порядке обычных разговоров со своими знакомыми кто-то из них задал вопрос, что необходимо сделать для укрепления Церкви. Я говорил, что Церковь расшатывается вследствие нашего нравственного падения. Следовательно, для того, чтобы укрепить Церковь, необходимо в основу положить наше нравственное усовершенствование. Последнее является средством борьбы с неверием и его наступлением на Церковь. Нравственное усовершенствование является единственным средством укрепления Церкви, и наивысшим средством мы не можем располагать. …я пришел к выводу, что после освобождения я буду стремиться не к тому, чтобы управлять епархией, а чтобы иметь возможность совершать богослужение в храме. Если это не удастся, то быть хотя бы сторожем любого храма, скрыв от верующих свое епископское звание, с тем, чтобы своим высоким нравственным совершенствованием дать образец того, что и наши люди могут украсить Церковь в современных условиях… Только нравственное усовершенствование служителей Церкви и верующих свяжет их между собой и сделает Церковь гибкой для сопротивления против наступающего неверия»[5].

Мученическую кончину священномученик Аркадий принял 29 декабря 1937 г. на Бутовском полигоне.

Среди тех, кто осознавал себя украинцем, десять человек прославлены в лике новомучеников. Назовем их имена.

Преподобномученик архимандрит Гавриил (Яцик), уроженец Черниговской губернии, бывший насельник Свято-Троице-Сергиевой лавры и Московского Донского монастыря, расстрелянный 23 сентября 1937 г.

Постриженник одного из Киевских монастырей преподобномученик игумен Евтихий (Качур), убиенный 3 октября 1937 г.

Уроженец Волынской губернии и насельник Московского Златоустовского монастыря преподобномученик игумен Пахомий (Туркевич), пострадавший 21 октября 1937 г.

Преподобномученик иеромонах Ксенофонт (Бондаренко), бывший келейник последнего наместника Свято-Троице-Сергиевой Лавры преподобномученика Кронида (Любимова), вместе с ним принявший мученический венец 10 декабря 1937 г.

Насельник Московского Покровского монастыря, принявший монашество на Афоне, преподобномученик иеромонах Данакт (Калашников), родившийся в Киевской губернии, был расстрелян в Бутове 15 декабря 1937 г.

Также уроженец Киевской губернии, но принявший монашество в Глинской пустыни преподобномученик иеромонах Иларион (Писарец), пострадал 11 октября 1937 г.

Клирик Саратовской, а затем Московской епархий священномученик Емилиан Гончаров и уроженец Уманского уезда, в течении более десяти лет прослуживший в храмах Киевской епархии, священномученик Созонт Решетилов были замучены в Бутове 5 ноября 1937 г.

Выпускник Киевской духовной академии, долгое время служивший в Киевской епархии, священномученик протоиерей Леонтий Гримальский удостоился мученического венца 26 февраля 1938 г.

Родившийся в Холмской губернии и служивший в Подмосковье, свщм. Симеон Кульгавец был расстрелян на полигоне 21 февраля 1938 г.

Большинство пострадавших в Бутове священнослужителей, были простыми приходскими священниками, которые честно исполняли свой священнический долг и были верны Христу даже до смерти. Подавляющее число из них пережили гонения, аресты, тюрьмы и лагеря. Благодаря вере в Бога, они ясно понимали причины происходящих катастрофических событий. На вопрос следователей об их отношении к Советской власти, а именно ответ на этот вопрос был главным, краеугольным во всем следственном процессе, многие из них отвечали, что советская власть послана за грехи, в первую очередь за вероотступничество, но, как всякая земная власть, она является временной, и придет время, когда на Руси вновь будут открываться храмы.

Вплоть до середины 1990-х гг. территория, на которой находились захоронения убиенных, находилась под строгой охраной органов. В 1993 г. после обнаружения в архиве КГБ документов о приведении в исполнение расстрелов в отношении более чем 20 тысяч человек и проведения Мингосбезопасности специального расследования Бутовский полигон был признан местом массовых расстрелов и захоронений жертв политических репрессий[6]. Осенью 1993 г. на полигоне был установлен памятный знак, а весной 1994 г. поклонный крест. После этого по благословению Патриарха Алексия II из родственников пострадавших была создана приходская община, которая взяла на себя труд не только строительства храма, но и сохранения и благоустройства захоронения. В начале 1995 г. территория захоронений площадью около 6 гектар была передана Русской Православной Церкви, и здесь был построен небольшой деревянный храм в честь Святых новомучеников и исповедников Российских.

В 2001 г. Постановлением Правительства Московской области Бутовский полигон был объявлен памятником истории.

В 2004–2007 гг. в центре бывшей спецзоны, к югу от территории захоронений, был возведен каменный двухэтажный храм в прославление подвига всех новомучеников и исповедников Церкви Русской (ил. 2). В росписи храма, наряду с ликами новомучеников, проходивших свое служение и принявших мученическую кончину на территории России, изображены лики и тех, чья жизнь была связана с Украиной. Это священномученики Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский, Анатолий (Грисюк), митрополит Одесский, Александр (Петровский), архиепископ Харьковский и другие.

С 2000 г. в пасхальный период на полигоне под открытым небом совершается Патриаршее богослужение, на которое приглашаются духовенство и прихожане московских и подмосковных храмов. В богослужении принимают участие более 300 священнослужителей и около 3-4 тысяч молящихся.

В прошедшем 2017 г., в годовщину 80-летия начала «Большого террора», на Бутовском полигоне был сооружен и освящен мемориал «Сад памяти». Он стал воплощением многолетней мечты родственников пострадавших увековечить память убиенных путем установления на территории захоронения мемориальных досок с именами всех убиенных на этом месте. Убитые без суда и следствия, без шанса на спасение и оправдание, эти люди были лишены права, закрепленного многовековыми традициями человеческого общества – права на достойное погребение и память потомков.

При разработке концепции мемориала были учтены многовековые традиции увековечения имени. Корни этих традиций уходят в религиозную практику поминовения, то есть воспоминания имени усопшего в молитве за посмертное спасение его души. От «титули», досок из римских катакомб II-III веков, сохранивших имена членов христианской общины, до наших дней, на кладбищенских памятниках и в церковных синодиках, ради молитвенного поминовения пишется имя христианина. Обозначение имен на памятниках, установленных на братских могилах – это естественная попытка преодолеть обезличенность мест массовых захоронений.

Однако символическое значение созданного мемориала не исчерпывается только поминовением усопших. В основу идейно-художественного решения был положен принцип символического воспроизведения «расстрельных списков» Бутовской спецзоны НКВД 1937–1938 гг., предписаний о приведении в исполнение приговоров о высшей мере наказания и актов об их исполнении.

Созданный мемориал имеет образ раскрытого «расстрельного рва», спускаясь в который посетители оказываются на одном уровне с расстрелянными, тела которых находятся в погребальных рвах рядом. На стенах памятника, на гранитных плитах, высечены имена всех 20 762 человек, убиенных на полигоне в 1937–1938 гг., вне зависимости от их национальностей, вероисповеданий и политических мировоззрений и вне зависимости реабилитированы они или нет. Списки пострадавших сгруппированы по датам расстрелов, а внутри списка – в алфавитном порядке по фамилиям. Для каждого убиенного указаны его фамилия, имя и дата рождения. Для священнослужителей и монашествующих обозначен сан. Общая длина памятника составляет 300 м, при высоте 2 м. На левой от входа стене размещены имена расстрелянных в 1937 г., на правой от входа стене – имена расстрелянных в 1938 г. Таким образом, сформированы две хронологические прямые, задающие траекторию движения для посетителей в направлении к Колоколу Памяти – универсального символа памяти и покаяния. С внешней стороны стены со списками жертв обвалованы грунтом. Это позволило разместить объект с минимальным вмешательством в ландшафтную среду полигона.

На сегодняшний день мемориал «Сад памяти» является одним из крупнейших на постсоветском пространстве памятником, установленным на месте захоронения пострадавших в годы массовых репрессий советского времени.

Открытие мемориала состоялось 27 сентября 2017 г. в праздник Воздвижения Креста Господня. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла его освящение совершил Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, Председатель Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Таким образом, в результате совместной деятельности Церкви и светского общества на Бутовском полигоне, где были репрессированы представители разных национальностей и мировозрений, создан уникальный церковно-общественный мемориальный комплекс памяти пострадавших в годы Советской власти.

Протоиерей Кирилл Каледа,

кандидат геолого-минералогических наук,

настоятель храма Святых Новомучеников и Исповедников в Бутове

Источник: Священномученик Володимир (Богоявленський) і початок гонінь на Православну Церкву в XX столітті. Матеріали Міжнародної наукової конференції (7–8 лютого 2018 р.) / Ред. та упоряд. С. В. Шумило / Свята Успенська Києво-Печерська Лавра, Національний Києво-Печерський історико-культурний заповідник, Київська духовна академія і семінарія, Міжнародний інститут афонської спадщини – К., 2019.


  • [1] Статистические данные о положении Русской Православной Церкви на 1914 год. Выставка «Преодоление. Русская Церковь и Советская власть» ПСТГУ и Музея современной истории России, 2012/13 [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://download.pstgu.ru/misc/preodoleniye/pixiq_preodoleniye.html (дата обращения – 18.08.17).
  • [2] Васильева О. Ю. Судьбы русский монастырей в ХХ веке. // Монашество и монастыри в России ХI–ХХ века [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL:https://azbyka.ru/otechnik/Istorija_Tserkvi/monashestvo-i-monastyri-v-rossii-11-20-veka/13 (дата обращения – 30.08.2017).
  • [3] Справки 1 спецотдела МВД СССР о количестве арестованных и осужденных в период 1921–1953 гг. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL:http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1009312 (дата обращения – 29.08.2016).
  • [4] Бутовский полигон. 1937–1938 гг. Книга памяти жертв политических репрессий. Вып. 7. М. : Изд-во «Альзо», 2003. С. 304.
  • [5] Игумен Дамаскин (Орловский). Священномученик Аркадий (Остальский), епископ Бежецкий, викарий Тверской епархии [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.fond.ru/index.php?psx=4&menu_id=392&menu_parent_id=&name_id=86&person_id= 1516&flag_view=3 (дата обращения 04.03.2018)
  • [6] Бутовский полигон. 1937–1938 гг. Книга памяти жертв политических репрессий. М. : Институт экспериментальной социологии, 1997. С. 357-358.

База данных репрессированных 

Обновления в Базе данных репрессированных
Последние публикации
На місці масових поховань жертв репресій на Лук’янівському кладовищі у Києві вшанували пам’ять Новомучеників

На місці масових поховань жертв репресій на Лук’янівському кладовищі у Києві вшанували пам’ять Новомучеників

Викладачі шкіл на Київщині ознайомились з історією сталінських репресій проти православного духовенства

Викладачі шкіл на Київщині ознайомились з історією сталінських репресій проти православного духовенства

У Борисполі відбулася канонізація священномученика Михаїла Под’єльського

У Борисполі відбулася канонізація священномученика Михаїла Под’єльського

У Броварах вперше представили невідомі імена репресованих священнослужителів з Броварщини та запропонували перейменувати на їхню честь низку вулиць міста

У Броварах вперше представили невідомі імена репресованих священнослужителів з Броварщини та запропонували перейменувати на їхню честь низку вулиць міста

Програма заходів з вшанування пам’яті репресованого духовенства м. Бровари, 12 – 13 листопада 2021 р.

Програма заходів з вшанування пам’яті репресованого духовенства м. Бровари, 12 – 13 листопада 2021 р.

В Сумской епархии в лике местночтимых святых прославили преподобномученика Аристарха (Ситало)

В Сумской епархии в лике местночтимых святых прославили преподобномученика Аристарха (Ситало)

Заупокойные молитвы по погибшим в Бабьем Яру

Заупокойные молитвы по погибшим в Бабьем Яру

Православне духовенство та порятунок єврейського населення від Голокосту

Православне духовенство та порятунок єврейського населення від Голокосту

Вітальні слова учасникам круглого столу «Роль православного духовенства та віруючих у порятунку єврейського населення від Голокосту під час Другої світової війни»

Вітальні слова учасникам круглого столу «Роль православного духовенства та віруючих у порятунку єврейського населення від Голокосту під час Другої світової війни»

Програма наукового круглого столу на тему «Роль православного духовенства та віруючих у порятунку єврейського населення від Голокосту під час Другої світової війни»

Програма круглого столу «Роль православного духовенства та віруючих у порятунку єврейського населення від Голокосту під час Другої світової війни»