Прославление священномученика Владимира (Богоявленского) и всех новомучеников на Архиерейском соборе русской зарубежной церкви 1981 г.: как это было

Протоиерей Серафим Ган

ПРОСЛАВЛЕНИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ВЛАДИМИРА (БОГОЯВЛЕНСКОГО) И ВСЕХ НОВОМУЧЕНИКОВ НА АРХИЕРЕЙСКОМ СОБОРЕ РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ 1981 г.: КАК ЭТО БЫЛО

«Я до конца буду страдать, чтобы сохранить Православие в России там, где оно началось»

(Священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий).

Краткая предыстория

Святость первомученика-архипастыря Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского и Галицкого, как и многих других новомучеников и исповедников, никогда не вызывала сомнений в среде епископата, клира и пасомых РПЦЗ. Среди них были люди, лично знавшие священномученика и других пострадавших в годы безбожных гонений. В одной из своих докладных записок, направленной заграничным епископам в 1979 г., знаменитый архиепископ Женевский и Западно-Европейский Антоний (Бартошевич)[1] писал: «Среди архипастырей Русской Церкви, по времени и тяжести предсмертных мук, на первом месте стоит митрополит Киевский Владимир, убитый в начале 1918 года»[2].

В принципе решение о церковной канонизации мучеников ХХ в. было принято на Архиерейском Соборе 1971 г., когда, откликнувшись на многочисленные обращения со стороны заграничных приходов, духовенства и верующих в СССР[3], архиереи РПЦЗ приняли определение, в котором говорилось: «Архиерейский Собор с благоговением преклоняется перед священным подвигом Российских новомучеников и сочувствует их прославлению».[4] Предварительное изучение вопросов, связанных с их канонизацией, было поручено архиепископу Антонию (Синкевичу)[5], возглавлявшему Южно-Калифорнийскую кафедру. На III Всезарубежном Соборе 1974 года с участием клира, монашествующих и мирян РПЦЗ архиепископом Антонием был представлен обширный доклад на эту тему, но вопрос был передан на рассмотрение Архиерейского Собора, заседавшего в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле (Нью-Йорк, США) непосредственно по окончании Всезарубежного. В своем определении по докладу архиепископа Антония (Синкевича) этот Архиерейский Собор подтвердил постановление 1971 г., выразив свое глубокое почитание священной памяти мучеников ХХ века, «подвиг которых есть слава Русской Церкви и молитвами которых она утверждается»[6], и совершил первый литургический шаг к канонизации, добавив к отпусту на панихидах по новомученикам слова: «и нас ихже святыми молитвами помилует и спасет, яко благ и человеколюбец».[7] Подобные панихиды в зарубежье совершались, согласно решению Всероссийского Церковного Собора 1917–1918 гг., в день мученической кончины митрополита Владимира или в следующий за ним воскресный день, в Царские дни, в так называемый «День непримиримости», т.е. в день октябрьского переворота, а также и в другие дни.

Несмотря на усилия Председателя Архиерейского Синода РПЦЗ митрополита Филарета (Вознесенского)[8], архипастырей, священнослужителей, церковно-общественных деятелей, периодических изданий, помещавших статьи о новомучениках, побуждавшие к их прославлению; и вдумчивую соборную дискуссию, проводимую на епархиальных собраниях, совещаниях духовенства, съездах представителей молодежи и православной русской общественности, среди чад церковных не было полного единомыслия по этому вопросу. Колебавшиеся задавались вопросом: насколько канонизация благовременна и насколько полномочна РПЦЗ совершить такой акт, как причисление к лику святых новомучеников и исповедников Церкви Русской?

И тут следует отметить, что некоторые деятели, следуя примеру дальнего родственника священномученика Владимира, митрополита Анастасия (Грибановского)[9], считали прославление новомучеников и исповедников делом только всей Поместной Русской Православной Церкви, вспомнив отношение второго по счету Первоиерарха РПЦЗ к вопросу прославления праведного Иоанна Кронштадтского. На Архиерейском Соборе 1953 года митрополит Анастасий выражал сомнения в канонических основаниях для такого дела, говоря, что «единственное основание, на котором мы утверждаемся, – это указ Святейшего Патриарха Тихона за № 362, который предусматривает осуществление нами функций текущей церковной жизни, но не дает нам прав на совершение таких исключительных актов как прославление святых»[10]. Митрополит Анастасий опасался всякого рода межцерковных осложнений и возможного осуждения акта прославления, как несвоевременного. В конце своего выступления на Архиерейском Соборе 1953 года митрополит Анастасий заявил, что на основании этих соображений его «уста не решились бы произнести это прославление от имени Русской Зарубежной Церкви»[11]. При этом приснопамятный Владыка подчеркнул, что он почитает отца Иоанна не менее всех остальных членов Архиерейского Собора, глубоко верит в его святость, но желает, чтобы это прославление было совершено всей Поместной Русской Церковью. Посему, в 1953 г. Архиерейский Собор, признав святость отца Иоанна, решил отложить его прославление до того времени, когда возможно будет торжественно и во всероссийском масштабе совершить его причисление к лику святых совместно со всеми частями Отечественной Церкви. Тем не менее, в 1964 г., еще при жизни уже отошедшего на покой митрополита Анастасия и с его согласия, Архиерейский Собор, единогласно избравший Первоиерархом РПЦЗ митрополита Филарета, прославил во святых праведного Иоанна Кронштадтского для утешения Народа Божия, оказавшегося на чужбине, и в надежде на возрождение Церкви на Родине, страдавшей от гонений.

В своей статье «К прославлению новых святых – новомучеников русских»[12] епископ Нафанаил (Львов)[13] назвал требование, чтобы канонизация мучеников ХХ века была провозглашена всей неделимой Русской Церковью, «единственным серьезным возражением» против их причисления к лику святых[14].

В ответ на подобного рода требования митрополит Филарет, обращаясь к пастве по случаю приближения прославления новомучеников, писал: «Теперь, с приближением долгожданного дня прославления новомучеников, часто можно слышать, как люди говорят: «Зарубежная Церковь не имеет права прославлять их – это может делать только вся Русская Церковь во всем ее составе». Конечно, так это и было бы, если бы Русская Церковь была свободна! ...Поэтому-то, Зарубежная Церковь и считает своей обязанностью сделать то, что в России теперь сделано быть не может. И мы знаем, что из-за железного занавеса к нам доносятся многие и многие голоса[15], не только сочувствующие прославлению новомучеников, но и умоляющие о том, чтобы это прославление совершилось как можно скорее»[16]. Учитывая тему данной конференции, считается необходимым отметить, что в этом же послании к пастве тогдашний Председатель Архиерейского Синода РПЦЗ особо выделяет мученический подвиг митрополита Владимира, указав, что в Соборе новомучеников он занимает особо почетное место, как первомученик, «положивший начало этому славному сонму»[17].

Обращая внимание на колебания со стороны некоторой части клира и паствы, связанные с каноническими основаниями канонизации РПЦЗ новомучеников, Преосвященный Антоний (Бартошевич) пиcал: «Мучеников, о которых мы говорим, могла бы прославить со святыми Русская Православная Церковь. Но Она подавлена глухим молчанием. Нет соответствующего церковного органа, который мог бы совершить официальный акт канонизации. Надо ли ждать для этого времени освобождения Русской Церкви от гонений? Не может ли РПЦЗ сделать то, что не в состоянии теперь совершить Русская Церковь в целом, подобно тому, как были прославлены Собором наших епископов святой Иоанн Кронштадтский и святая блаженная Ксения!

А право свое на это наша Церковь видит в том, что она всегда считала себя свободной частью Русской Церкви, стараясь ни в чем и нигде не оторваться от нее, не изменяя ей, не ища более выгодных позиций у иерархов других Церквей. Не наш ли долг перед Матерью-Церковью совершить акт прославления святых мучеников? Отвечая на этот вопрос, будем помнить, что прославление многих святых начиналось так называемым местным прославлением, т.е. на месте жизни праведника, где его благочестивую жизнь многие знали, где обращались к нему за помощью при жизни его и молитвенно после смерти и получали просимое. Постепенно слава о святом распространялась все дальше, сведения о чудесах по молитвам к нему становились достоянием все большего числа верующих и в конце концов перед Церковью в целом становился вопрос о канонизации нового святого, что она и осуществляла на Архиерейском Соборе.

Очевидно, что прославление новомучеников нашей Церковью, так же, как святого Иоанна Кронштадтского и блаженной Ксении, будет сначала местным, в силу обстоятельств, не окончательным, в том только отношении, что официальный акт о канонизации от всей Русской Церкви последует после освобождения ее от гонений.

Но в случае мучеников даже и этого не нужно, т.к. признание мученика святым не требовало официальной санкции церковной власти. Убитого за исповедание Христа, тотчас после мученической смерти его, Церковь почитала святым мучеником, без выяснения даже о том, как он жил, что делал, без ожидания чудес и т.д.»[18]

Большое влияние на сомневавшихся оказали письма, получаемые заграничными архиереями от отца Димитрия Дудко[19], других священнослужителей и верующих из СССР, печатаемые в церковных изданиях и содержавшие призывы к скорейшему совершению прославления новомучеников. В них выражалась надежда, что таковой шаг Русской Зарубежной Церкви укрепит гонимых и послужит началу возрождения Церкви на Родине[20].

Думается, что церковно-общественная дискуссия по вопросу прославления Царской Семьи, как и его обсуждение на различных Архиерейских Соборах РПЦЗ, требует особого внимания и отдельного изучения.

Архиерейский Собор 1976 года «выразил свое единодушное и принципиальное согласие с необходимостью прославления новомучеников российских»[21]. Однако, ввиду отсутствия единомыслия участников этого Собора о времени совершения этого деяния, было постановлено подготовить духовенство и верующих широким распространением печатных материалов о страданиях мучеников и исповедников. В том же году в церковных изданиях был напечатан синодик с именами 22. 000 жертв красного террора, благодаря активным зарубежным деятелям, распространенный среди верующих в СССР.

В 1978 г. Архиерейский Собор, заседавший в Нью-Йорке для торжественной канонизации блаженной Ксении Петербургской вынес историческое постановление: «Прославить новомучеников и почивших исповедников Российских в сонме святых на следующем Архиерейском Соборе»[22].

23 февраля 1981 г. Архиерейский Синод образовал предсоборную комиссию и решил совершить торжественное прославление святых мучеников в воскресенье, 1 ноября 1981 г., в Знаменском соборе при Синодальной резиденции Первоиерарха РПЦЗ в Нью-Йорке, поручив епископу Лавру (Шкурле)[23] продолжить работу по составлению списков пострадавших от безбожников, а зарубежным типографиям – усилить печатание материалов, посвященных канонизации новомучеников. Об этом позаботилась и предсоборная комиссия. Архиепископ Монреальский и Канадский Виталий (Устинов)[24] был назначен председателем этой комиссии и энергично взялся за печатание брошюры, содержащей в себе два похвальных слова митрополита Анастасия (Грибановского): священномученикам-митрополитам Владимиру и Вениамину, Царской Семье и прочим мученикам и страстотерпцам. Архиепископу Сан-Францисскому и Западно-Американскому Антонию (Медведеву)[25] было поручено составление службы Собору новомучеников и исповедников, архиепископу Антонию (Синкевичу) – службы Царственным страстотерцам, а архимандриту Киприану (Пыжову)[26], насельнику Свято-Троицкого монастыря и духовнику Преосвященного Лавра, было предложено написать к торжествам прославления первую икону святых.

В 1981 г., по предложению архиепископа Антония (Медведева), Архиерейским Синодом начата и усиленная литургическая подготовка к Архиерейскому Собору, приуроченному к канонизации. Указом Архиерейского Синода было велено повсеместно совершать молебствия в Неделю всех святых Земли Русской, предваряя его соответствующим ожидаемому прославлению словом и присовокупляя на сугубой ектеньи особое прошение: «о еже благопоспешити Архиерейскому Собору в деле прославления новомучеников и исповедников Церкви Российской и о еже быти сим молитвенникам за ны и за род наш»[27]. К 17 июля клир и паства были призваны к совершению в последний раз заупокойных Литургий, причем в кафедральных соборах и монастырях поощрялось служение ночных богослужений. Начиная с нового церковного года в сентябре, во всех храмах совершались заупокойные литии по новомученикам и исповедникам по окончании воскресных и праздничных Литургий. В том году особо отмечалась и Дмитриевская суббота, когда прежде всего поминались «убиенные или в тяжких злостраданиях скончавшиеся новомученики и исповедники»[28].

Архиерейский Собор 1981 г.

Освященный Собор заграничных епископов открылся соборным служением Божественной литургии и молебствия в Знаменском соборе Синодальной резиденции Первоиерарха РПЦЗ в Нью-Йорке в воскресенье, 18 октября, в день Собора Первосвятителей Руси. На следующий день, после пения «Днесь благодать Святаго Духа нас собра», избрания секретарей и членов различных соборных комиссий, принятия повестки и чтения митрополитом Филаретом доклада о жизни РПЦЗ за межсоборный период, архипастыри приступили к рассмотрению проекта Акта или Деяния Собора о прославлении новомучеников, составленного епископом Григорием (Граббе)[29].

Текст Акта не встретил особых возражений, но архиепископ Антоний (Бартошевич) предложил заменить слова «во главе с Царем-мучеником» словами «вместе с Царем-мучеником», напоминая Преосвященным о том, что в ходе прений на предыдущем Архиерейском Соборе было решено прославить последнего Императора именно со всеми пострадавшими от безбожной власти. На это замечание епископ Нектарий (Концевич)[30], викарий Западно-Американской епархии, ответил, что его мнение и мнение очень многих русских людей заключается в том, что многомиллионный сонм мучеников должен быть возглавлен Императором Николаем Александровичем по причине того, что последний Государь – Помазанник Божий, священное лицо и носитель особой благодати, которая удерживала распространение «тайны беззакония». С ним согласился епископ Константин (Ессенский)[31], а архиепископ Афанасий (Мартос)[32], управлявший Аргентинской кафедрой, предложил совершить прославление Царской Семьи отдельно от остальных мучеников, назвав Императора Николая «самым благочестивым и православным Царем»[33]. Кстати, еще в преддверии Собора, некоторыми Преосвященными в переписке предлагалось совершить прославление сначала новомучеников во главе с Патриархом Тихоном и митрополитом Владимиром, а потом – Царской Семьи и Алапаевских мучеников. Против отдельной канонизации возразил епископ Григорий (Граббе), призвав участников Архиерейского Собора не забывать, что Император стоял во главе верующего народа, подвергшегося безбожному гонению, так что по сути дела следовало бы канонизировать его именно во главе новомучеников. Тем не менее, автор проекта ради единства в епископате предложил вычеркнуть слова «во главе».

Архиепископ Антоний (Медведев), преемник святителя Иоанна (Максимовича) по Сан-Францисской кафедре, выразив свое собственное благоговейное отношение к Царю-мученику, прочитал для членов Освященного Собора выдержки о некоторых действиях Государя и Государыни, которые расценивались противниками их прославления как вмешательство во внутрицерковные дела. При этом Преосвященный Антоний подчеркнул, что если говорить об ошибках Императора Николая, то следовало бы делать это так, как говорят о грехе отречения апостола Петра, т.е. с целью назидания. Затем он отметил, что прославить Царя надо со всеми мучениками: «Слава кроткого и смиренного Государя еще более прославится, если он будет поставлен вместе с другими мучениками. Но если народное почитание его выделит, то значит такова воля Божия. ...Слава Царя не померкнет, если его прославить вместе с другими»[34]. Вспомнив известную беседу митрополита Антония (Храповицкого)[35] с умиравшим епископом Михаилом (Грибановским)[36] о необходимости восстановления Патриаршества, архиепископ Антоний увидел в этом напоминание о том, что священство выше царства. Ныне здравствующий архиепископ Марк (Арндт)[37], тогда стоявший во главе Мюнхенского викариатства Германской епархии, заметил, что священномученики всегда занимали первое место среди прочих мучеников. В ходе обсуждения по этой теме, архиепископ Антоний (Бартошевич) отметил, что его западноевропейская паства не примет прославления Царственных страстотерпцев «во главе» всех мучеников и что не следует омрачать это торжество разногласиями, указав, что канонизируются мученики не народа и не государства, а Церкви Христовой. Архиепископ Алипий (Гаманович)[38], в то время управлявший Кливлэндским викариатством Чикагской епархии, сказал, что царская власть охраняет Святое Православие, а суть Церкви в Священноначалии. Когда же епископ Нектарий (Концевич) возразил, сказав, что «никто из архиереев не был дважды помазан, а Царь был»[39], то архиепископ Павел (Павлов)[40] уточнил, что «второе помазание есть и в священстве, но не миром, а возложением рук»[41]. Заметив отсутствие единомыслия по этому вопросу, митрополит Филарет предложил перенести его обсуждение на другой день и перейти к рассмотрению других дел на повестке.

Возвращаясь к подвигу Царской Семьи во второй день работы Собора, митрополит Филарет вспомнил, как преподобный Арсений Великий ответил некоему старцу, который соблазнился тем, что другому подвижнику, менее трудившемуся, было дано больше духовных дарований, что приводится в протоколе № 3 Архиерейского Собора: «Старец спросил: кем ты был в миру? Ответ был, что он из простых. А тот подвижник известен был своей знатностью. Поэтому, у нас нет тех искушений, какие были у того, кто все имел и от этого отрекся. Он больше должен был потрудиться. Поэтому Господь и дал ему столько дарований. Царская Семья была в государстве на большой высоте и с этой высоты спустилась на положение преследуемой. Они легко могли озлобиться, а они сохранили кротость и любовь, которая действовала даже на стражу»[42].

Обсуждение проекта Акта продолжилось на вечернем заседании пятого дня работы Архиерейского Собора, когда епископ Григорий (Граббе) зачитал новый текст, в который были внесены мысли и поправки, предложенные при обсуждении первого проекта. Этот текст с формулировкой «особое место в лике святых новомучеников занимает Царь-мученик Николай»[43] встретил общее согласие.

Во второй день работы члены Освященного Собора начали знакомиться со систематизированным списком прославляемых мучеников и исповедников, составленным вышеупомянутой комиссией во главе с епископом Лавром, возведенным в сан архиепископа на Соборе. При составлении этого списка комиссия руководствовалась сведениями из книги протопресвитера Михаила Польского[44] «Новые мученики Российские», воспоминаниями живых и усопших свидетелей, вырезками из советских газет, сообщениями духовенства и верующих из СССР. В начале своего сообщения архиепископ Лавр выразил мысль, что имена некоторых лиц в списке потребуют особого обсуждения Собора. При этом поднимается вопрос о великом князе Михаиле Александровиче, который, по данным того времени, «ругал своих убийц и боролся с ними». Архиепископ Павел (Павлов) не видел в этом препятствия к канонизации, ибо многие мученики поносили своих мучителей, а архиепископ Антоний (Синкевич) сравнил убийство великого князя с убиением Вифлеемских младенцев, т.к. Михаил Александрович был назначен к уничтожению, чтобы у верующих не было надежды на восстановление православного царства. В результате, великий князь был оставлен в списке прославляемых, а иконописцу было указано добавить нимб к его изображению на иконе.

Во время чтения списка отмечались те, кто не прославлялся этим Собором или подлежал еще дополнительному изучению и особому суждению Священноначалия. Перед каждым перерывом одним из архиереев совершалась заупокойная лития с поминовением имен мучеников и исповедников из утвержденной части списка. В четвертый день работы Архиерейского Собора архиепископ Антоний (Медведев) предложил следующую резолюцию по прочитанным спискам: «Прослушав предложенный Собору список новомучеников и исповедников Российских, мы с умилением лобызаем их общий подвиг. Теперь Собор считает необходимым поручить особой комиссии проверить и отредактировать этот список и представить его на утверждение Собору в одном из следующих заседаний. Полагаем, что в окончательно отредактированный список должны войти все новомученики и исповедники, пострадавшие до декларации митрополита Сергия от 16/29 июля 1927 г., породившей неизжитый и до сего времени раскол в среде верующих.

Мы преклоняемся перед подвигом и страданиями всех пострадавших и позже, но здесь должна быть проявлена особая осторожность при уточнении списка. За невнесенных в список между тем будет продолжаться возношение заупокойной молитвы, а Господь укажет времена и сроки для пополнения списков»[45].

Собор согласился с архиепископом Антонием, поручив Архиерейскому Синоду пополнять список новомучеников и исповедников в будущем и выразив особую благодарность возглавляемой епископом Лавром комиссии. Несмотря на вышеприведенное определение, в список были включены и пострадавшие после 1927 г., в том числе и митрополит Арсений (Стадницкий), архиепископ Иларион (Троицкий) и другие.

Торжества прославления новомучеников и исповедников

Перед канонизацией Архиерейский Синод поручил начальнику Духовной Миссии РПЦЗ в Иерусалиме архимандриту Антонию (Граббе)[46] вместе с небольшой группой миссийской братии провести освидетельствование останков Алапаевских мучениц, почивавших в крипте под «Царским» храмом русской женской обители в Гефсимании. Они открыли мощи и – первым делом заметили благоухание, которое исходило от останков преподобномучениц, источавших благовонное миро. Интересно отметить, что на груди преподобномученицы Елизаветы был найден параманный крест, что свидетельствует о том, что она при жизни приняла монашеский постриг. Священноначалие РПЦЗ и участники освидетельствования мощей святых мучениц тогда заключили, что, скорее всего, великая княгиня приняла монашество от рук первомученика митрополита Владимира.

Архимандрит Антоний и братия совершили освидетельствование мощей обеих мучениц, сохранившихся в частично нетленном состоянии, и их омовение, а затем отделили правую руку преподобномученицы Елизаветы Федоровны и косточку от мощей инокини Варвары. Интересно, что после освидетельствования мощей начальник миссии связался с тогдашним Патриархом Иерусалимским Диодором[47], который, как только узнал, что в Гефсимании совершилось такое историческое событие, немедленно направился туда. Блаженнейший Патриарх приложился к мощам, осмотрел их и сказал, что Алапаевские мученики – это великие святые не только Русской, но и всей Православной церкви. Он выразил надежду, что по ходатайствам этих святых совершится возрождение России и всей Русской Православной Церкви[48].

Десница великой княгини Елизаветы Федоровны и часть мощей инокини Варвары были торжественно доставлены в Нью-Йорк в Синодальную резиденцию Первоиерарха РПЦЗ. В то самое время там работал Архиерейский Собор. Весь Собор архиереев в мантиях и малых архиерейских облачениях, крестным ходом торжественно встретил эту святыню у входа в Синодальную резиденцию. Привезенные святыни были помещены в нижнем храме в честь преподобного Сергия Радонежского. После заупокойной литии митрополит Филарет обратился к собравшимся иерархам с вдохновенным словом.

В РПЦЗ прославление святых совершается по традиции, принятой в дореволюционной Киевской Руси – за всенощным бдением в канун дня памяти или прославления святого. Сначала совершается последняя панихида, в последний раз провозглашается «Вечная память», а затем служится всенощная, на которой уже поется служба прославляемому святому. Самое же прославление совершается на полиелее. Так, например, совершалась канонизация святителя Феодосия, архиепископа Черниговского.

Торжества прославления начались в субботу вечером, 31 октября 1981 г., с последней панихиды по новомученикам и исповедникам. Многие из них поминались поименно на каждой ектении. А большая праздничная икона новомучеников, написанная известным иконописцем русского зарубежья архимандритом Киприаном (Пыжовым), возродителем в рассеянии древнерусского иконописного стиля, была запечатана и лежала на аналое на середине соборного храма. Были запечатаны и ковчеги с мощами преподобномучениц Алапаевских.

После пения «Хвалите имя Господне» митрополит Филарет распечатал сначала икону, а потом открыл ковчеги с мощами преподобномучениц Елизаветы Федоровны и инокини Варвары. И весь Собор архиереев, и все духовенство впервые в истории спели величание святым новомученикам и исповедникам ХХ в.

«Возглашается “вечная память”, – вспоминает протоиерей Александр Киселев[49], – пение которой стремительно, как огонь, охватывает весь храм и вся тысячная толпа молящихся вторит хорам и духовенству – так, что кажется, что поют сами стены храма... Панихида закончена. Начинается всенощная. В алтаре, кажется, еще более тесно, чем в самом храме. На отдельные моменты богослужения из алтаря выходит не все служащее духовенство, а лишь часть, т.к. стать в нужном порядке, выйти из алтаря, вернуться в него – все это при тесноте очень затруднительно. Все духовенство вышло только на полиелей, который состоял из открытия ковчежцев с мощами святых мучениц – великой княгини Елизаветы Феодоровны и послушницы Варвары, и снятии пелены с новой иконы новомучеников и исповедников – благодатных молитвенников за род наш. Я стоял по старшинству четвертым священником с правой стороны, т.е. у самих мощей и иконы; но и я из-за спин митрополита, протодиакона и прочих – не мог увидеть, как вынимались святые мощи мучениц. Что же тогда могли увидеть стоящие в отдалении? Ровно ничего. Как же они тогда выстаивали 6-7 часов подряд, сдавленные в толпе? Елеопомазание с прикладыванием верующих к мощам и иконе закончилось в 12 часов ночи. Конечно, люди не просто стояли, а молились. Конечно, они хотели дождаться возможности приложиться к святыням»[50].

На всенощном бдении пелась новая, одобренная Архиерейским Собором, служба святым в соединении с воскресной, а канон с большим воодушевлением читал архиепископ Антоний (Медведев). Привожу отрывки составленной им службы, касающиеся священномученика Владимира:

Первая стихира на «Господи воззвах» является общей мученикам ХХ века, а вторая гласит следующее: «Начало крещения страшнаго, имже паки крестися земля Русская, восхвалите, о горы киевския, крестом апостола Андрея благословенныя. Идеже благодать возсия роду нашему от воды же и Духа во отверзение Царствия Божия, тамо подобаше начатися и сему обновлению кровию первозакланнаго от святителей русских, тезоименнаго просветителю нашему. Сей бо Владимир новый, из виноградника своего изведен за врата священныя Лавры Печерския, венчания Стефанова сподобляется, прощая и благословляя убивающих его, яко кроткий молитвенник о душах наших»[51].

В седальне после полиелея священномученик Владимир называется «зрелейшим начатком новых плодов сада русскаго»[52]. В первой песне праздничного канона говорится, что Патриарх Тихон воспринял «от руки священномученика Владимира древянный посох святителя Петра»[53]. А во второй песне митрополиту Киевскому как первомученику воздается особая честь: «Тебе, о Владимире, первосвятителю древлия киевския церкве, соименне святому просветителю Руси, подобаше предначати славное поприще борения и страданий. Предводиши ты боговенчанный полк страстотерпцев, и да воздастся ти первый венец похвалы»[54]. Канон, в котором воспеваются подвиги отдельных священномучеников, исповедников, Царственных страстотерпцев и пострадавших мирян, завершается на девятой песне следующим богородичным: «О, всепетая Мати! Аще и разорися от злых Великая церковь Твоя печерская, в ней же священномученик Владимир приблизившуся дни убиения его, со многим умилением акафист чтый, Тебе моляшеся, но не оскудеет во век к людем кающимся милость Твоя. Радуйся, Обрадованная, во Успении Своем нас не оставляющая»[55]. Неудивительно, что в завершение канона упоминается одно из последних богослужений митрополита Владимира, на котором святому сослужил архимандрит Виталий (Максименко), бывший начальник типографского братства в Почаеве и духовник автора службы.

В воскресенье, 1 ноября 1981 г., в торжественном богослужении, которое совершали все члены Архиерейского Собора во главе с митрополитом Филаретом в сослужении около 100 священников и диаконов, участвовало около 2000 русских эмигрантов, присутствовали представители других Церквей, Императорской Фамилии и американской прессы. Служба завершилась словом митрополита Филарета о славе Русской Церкви и молебном новопрославленным святым с крестным ходом вокруг квартала. В начале трапезы, устроенной на тысячу человек в специально нанятом помещении, участники торжеств встретили Курско-Коренную икону Божией Матери и новый образ святых новомучеников, которые были установлены на возвышениях. По благословении трапезы, при полной тишине, читались Деяние о прославлении святых, Послание Архиерейского Собора и описание расстрела священномученика Владимира. Трапеза завершилась словами архиепископов Виталия (Устинова) и Антония (Бартошевича). Первый назвал торжества прославления небом на земле и состоянием души, когда у человека возникает горячее желание подражать ревности святых в условиях своей собственной жизни, а последний сказал, что деяние Архиерейского Собора несомненно укрепит современных исповедников, нуждающихся в теплом предстательстве новопрославленных мучеников и поддержке своих собратьев[56].

Определением Архиерейского Собора 1981 г. торжества прославления новомучеников продолжились перенесением мощей преподобномучениц Елизаветы и Варвары в соборный храм русского женского монастыря в Гефсимании. Эти искючительной важности празднества произошли после Пасхи 1982 г., когда Архиерейский Синод направил в Иерусалим делегацию, в которую вошли: архиепископы Антоний (Синкевич), Павел (Павлов), Лавр (Шкурла) и епископ Григорий (Граббе) с их спутниками. В тронном зале Иерусалимской Патриархии архипастыри РПЦЗ были приняты несколькими членами Священного Синода во главе с Блаженнейшим Патриархом Диодором, в своем приветствии сказавшим: «Ваше прибытие сюда свято, как свято и дело канонизации святых новомучеников, ибо и то и другое касается людей, претерпевших мучения за Православие»[57]. Далее Блаженнейший Патриарх, обратив внимание на то, что РПЦЗ по различным причинам находится вне пределов своей Родины, объявил, что Иерусалимская Церковь не может оставаться равнодушной к событию перенесения мощей преподобномучениц Елизаветы и Варвары, в связи с чем было принято решение о направлении особой делегации Священного Синода во главе с митрополитом Петрским Германом. Этим официальным актом Блаженнейший Патриарх Диодор признал каноничность прославления новомучеников, выразив в заключение своего обращения к зарубежной делегации пожелание, чтобы «кровь мучеников, которая была пролита, была бы доброй водой, обильно орошающей древо Православия; чтобы молитвами всех святых новомучеников укреплялись мы в единении и истине»[58]. Мощи преподобномучениц были перенесены в субботу, 1 мая, накануне Недели святых жен-мироносиц, во время всенощного бдения. Торжества завершились Божественной литургией в воскресенье, 2 мая, совершенной в «Царском» храме Гефсиманской обители при большом стечении богомольцев со всего мира.

Заключение

Что подвигло зарубежных архиереев к преодолению вышеуказанных сомнений и мужественному совершению исторической канонизации новомучеников и исповедников Церкви Русской в 1981 г.? Из материалов Архиерейских Соборов, заседаний Архиерейского Синода, высказываний архиереев на церковно-общественных собраниях, из многочисленных проповедей, посланий, статей и интервью иерархов, духовенства и мирян видно, что РПЦЗ, сознавая себя всего лишь частью Русской Церкви, в совершении сего деяния руководствовалась горячей любовью к мученикам, благоговейным почитанием их памяти и нравственным долгом перед Матерью-Церковью, народами Руси и нашей общей историей, пользуясь даром своей свободы. Об этом говорится в Послании Архиерейского Собора следующее: «И вот то, чего не может сделать никто другой, то со страхом и трепетом, благоговея перед кровью мучеников, совершил Собор 18 епископов Русской Православной Церкви Заграницей, как малая часть всей Русской Церкви, но от ее имени»[59].

Многие в Русской Зарубежной Церкви считали окончание хрущевских гонений одним из духовных плодов подготовки и совершения канонизации праведного Иоанна Кронштадтского. Поэтому, с прославлением священномученика Владимира (Богоявленского) и других новомучеников зарубежные архипастыри, духовенство и верующие связывали большие надежды на освобождение Церкви на Родине. И, действительно, начавшаяся через несколько лет Перестройка привела к широкому празднованию 1000-летия Крещения Руси и началу возрождения Святого Православия в Отечестве. Несомненно, что исторический шаг отцов Архиерейского Собора 1981 г. послужил возрастанию почитания новых святых по всему православному миру, распространению литературы о них и окончательному подтверждению Церковью на Родине сначала прославления Патриарха Тихона в 1989 г., священномучеников Владимира и Вениамина и преподобномучениц Алапаевских в 90-х гг., а потом и всего сонма новых мучеников и исповедников в 2000 г. О том, что канонизация РПЦЗ новомучеников будет носить сначала местный характер, а потом ее примет вся освободившаяся после безбожных гонений Поместная Русская Православная Церковь, уверенно предсказывали архиепископ Антоний (Бартошевич) и многие другие светила заграничной части Церкви. Пророческим оказалось и вышеупомянутое пожелание Блаженнейшего Патриарха Иерусалимского Диодора, который выразил надежду, что молитвы мучеников ХХ в. укрепят православных в единстве, ибо именно совместное почитание этих святых и изучение трудов священномучеников и новых исповедников помогли представителям обеих частей Русской Церкви найти правильный путь к восстановлению полноты братского общения внутри Матери-Церкви в 2007 г.

Интересна дискуссия архиереев на Соборе 1981 г. о месте Императора Николая в сонме святых мучеников, свидетельствующая не только о единодушном признании его святости, но и о пастырском подходе к сомневавшимся и отеческой заботе о внутрицерковном единстве. Умеренный подход к канонизации Императора Николая архиепископов Антония (Бартошевича) и Антония (Медведева), учеников-постриженников митрополита Антония (Храповицкого), а также и некоторых других архипастырей, оказался церковным и правильным, ибо прославление Царской Семьи вместе со всеми новомучениками и исповедниками не вызвало никаких разделений в РПЦЗ.

Предчувствуя, что страны пребывания заграничной части Русской Церкви быстро идут к такому же состоянию, в котором оказалась Российская Империя перед революцией, верующие русского рассеяния надеялись, что прославление новых святых воодушевит чад русской эмиграции, укрепит в них веру, благочестие и церковность перед лицом испытаний, которые предстоят в сложных условиях служения в секуляризованном мире. Эта надежда ясно выражена в праздничном кондаке новомученикам: «молитеся Христу, вас укрепившему, да и мы, егда найдет на ны испытания час, мужества дар Божий восприимем, образ бо есте лобызающим подвиг ваш».

Из всего этого видно, что РПЦЗ, окормляя свою паству и подвизаясь миссионерски на чужбине, всегда оставалась единой духом с гонимой Матерью-Церковью на Родине. Находясь на свободе, представители заграничной части Церкви старались провозглашать правду о мучениках и исповедниках, о тяжелом положении Церкви и верующих в СССР, активно занимались издательством и широким распространением литературы, а канонизируя святых, ставили своей целью не только прославление их памяти, но и утешение своих пасомых, и укрепление православных собратьев на Родине. Подтверждение же канонизации новомучеников Отечественной Церковью, послужившее через несколько лет восстановлению церковного единства, подчеркивает тот факт, что поступок отцов Архиерейского Собора 1981 г. был пастырски оправданным. Это указывает и на то, что все чада Матери-Церкви как пребывающие на ее территории, так и рассеянные по всему миру, несмотря на всякого рода препятствия и годы разобщения, всегда были собратьями во Христе, любящими свою Церковь, свою историю и богатейшую культуру народов Руси.

Заканчивая краткий очерк об этом великом событии, которое с каждым годом будет расти в своем значении, привожу еще один отрывок из службы новомученикам и исповедникам, составленной в русском зарубежье: «О святии, ихже зде помянухом, и множайшее множество неведомых! Простите убожество словес сих, да напишутся еще похвалы, вам подобающия! Исчислити вас невозможно есть. Всех же молитвами, да приимут чтущии вас от Господа и Владыки живота нашего благодать и велию милость»![60]

Протоиерей Серафим Ган,

управляющий делами канцелярии Архиерейского Синода,

секретарь Первоиерарха РПЦЗ, настоятель Серафимовского храма-памятника в Си-Клифе (Нью-Йорк, США)

Источник: Священномученик Володимир (Богоявленський) і початок гонінь на Православну Церкву в XX столітті. Матеріали Міжнародної наукової конференції (7–8 лютого 2018 р.) / Ред. та упоряд. С. В. Шумило / Свята Успенська Києво-Печерська Лавра, Національний Києво-Печерський історико-культурний заповідник, Київська духовна академія і семінарія, Міжнародний інститут афонської спадщини – К., 2019.


  • [1] Архиепископ Антоний, в миру Андрей Георгиевич Бартошевич, родился в ноябре 1910 г. в Санкт-Петербурге. Выехал из СССР в 1924 г. Окончил русско-cepбскую гимназию и c 1931 г. три года yчился на техническом факультете Белградского университета. Тогда он решил посвятить свою жизнь служению Церкви и, не oкончив тexнический, пepeшел на Богословский факультет. Cpeди его профессоров был и великий богослов Сербской Церкви преп. Иустин (Попович, † 1979), который наложил свой отпечаток на богословствование будущего Владыки, и Сергей Троицкий († 1972), чья строгость в подходах к каноническому праву также отозвалась на жизненном пути будущего архипастыря. Андрей Георгиевич поддерживал постоянную связь с митр. Aнтонием (Xраповицким, † 1936) и c Введенской обителью в Мильково, переданной в 1926 г. русским монахам, во главе которых был поставлен архимандрит Амвросий (Курганов, † 1933). В то время Андрей Георгиевич был учеником знаменитого иконописцa Пимена Coфронова. Он напиcaл несколько икон, в том числе иконy «Bсex Cвятых в землe Рoccийcкой проcиявших» для Свято-Троицкой цepкви в Белградe и иконy «Coшecтвие во ад», для крипты Ивepcкой часовни в Белградe, где поxopoнен митр. Aнтоний (Xраповицкий). B 1941 г. в монастыре Туман, куда перебрались монахи Мильковского монастыря, Андрей Георгиевич был пострижен в малую cxиму с нарeчением имени Aнтония (в честь преп. Антония Киево-Печерского). Затем о. Антоний был рукоположeн митр. Анастасием (Грибановским, † 1965) во иepoдиаконa и во иepoмонaxa в Белградской Свято-Троицкой цepкви, где впоследствии служил. C февраля 1942 г. o. Антоний был назначен законоучителем в Pyccком Кадетском корпусе в г. Бела Црква, недалеко от Белградa, где проводил для кадетов и уроки иконописи. В 1945 г. русская Белградская община перешла в Московский Патриархат. Указом Святейшего Патриарха Алексия I о. Антоний удостоен сана архимандрита. В 1949 г. – переехал в Швейцарию, где жил его родной брат епископ Женевский Леонтий (РПЦЗ), отличавшийся святой жизнью. С 1952 по 1957 гг. – служил в Бельгии. В 1957 г., после скоропостижной кончины брата, избран епископом Женевским и хиротонисан во епископа архиереями Западно-Европейской епархии во главе со святителем Иоанном (Максимовичем). 17 июля 1968 г. – участвовал в отпевании Царской Семьи и всех замученных и убиенных безбожной властью, совершенном в храме-памятнике убиенной Царской Семье в Брюсселе. С 1987 г. – первый заместитель Председателя Архиерейского Синода. Скончался 2 октября 1993 г. Погребен рядом с братом в Крестовоздвиженском кафедральном соборе в Женеве (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [2] Докладная записка архиепископа Женевского и Западно-Европейского Антония. Точная дата неизвестна. Архив Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви в Нью-Йорке (ААСРЗЦ).
  • [3] Материалы Архиерейского Собора 1971 г. ААСРЦЗ в Нью-Йорке.
  • [4] Из определения Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви 1971 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке.
  • [5] Архиепископ Антоний, в миру Александр Феодорович Синкевич, родился в 1903 г. в Киеве, в семье священника. В 1920 г. – эмигрировал из Крыма в Сербию с родителями. Здесь он закончил русскую кадетскую школу. Затем изучал медицину в Белградском университете, но вскоре перешел на богословский факультет, где обучался с 1926 по 1930 г. Поступил послушником в монастырь Мильково (1928). Пострижен в монашество митрополитом Антонием (Храповицким). В 1930 г. – иеродиакон, а в 1931 г. – иеромонах. С 1931 по 1933 гг. – законоучитель в сербском духовном училище в Ягодине. С 1933 по 1951 гг. – начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. В 1951 г. – хиротонисан во епископа Лос-Анджелесского, викария Западно-Американской епархии (РПЦЗ). Архиерейскую хиротонию возглавил митрополит Анастасий (Грибановский) в Нью-Йорке. С 1962 г. – правящий архиерей самостоятельной Южно-Калифорнийской епархии РПЦЗ. Постоянный член Архиерейского Синода. Духовник Великого князя Владимира Кирилловича Романова. Скончался 31 июля 1996 г. в г. Лос-Анджелес (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [6] Резолюция Архиерейского Собора РПЦЗ по вопросу о прославлении российских новомучеников от 1 октября 1974 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 20.
  • [7] Там же.
  • [8] Митрополит Филарет, в миру Георгий Николаевич Вознесенский, родился 22 марта 1903 г. в Курске. Мать его, Лидия Васильевна, скончалась, когда юноше было 18 лет, а отец Николай Феодорович, впоследствии принявший монашество с именем Димитрия, был протоиереем, затем архиепископом. Семья Вознесенских в 1909 г. переехала в Благовещенск-на-Амуре, где Георгий в 1920 г. окончил восьмиклассную гимназию. Переехав с семьей в Харбин, поступил в Русско-Китайский Политехнический институт и закончил его со званием инженера-электромеханика в 1927 г. В 1930 г. – диакон. В 1931 г. – окончил пастырско-богословские курсы при институте равноапостольного Владимира. В том же году – пострижен в монашество и рукоположен во иеромонаха. В 1933 г. – возведен в сан игумена, а в 1937 г.– во архимандрита. После оккупации советскими войсками Маньчжурии, когда престарелый митрополит Харбинский Мелетий (Заборовский) признал над собою и своим клиром власть Московского Патриархата, архимандрит Филарет перешел в клир Московского Патриархата, однако решительно отказался принять советский паспорт и поминать за богослужением атеистическую власть. Протоиерей Николай Вознесенский, родной отец архимандрита Филарета, в 1946 г. вернулся в СССР, где вскоре скончался. В 1962 г. – принят в клир Австралийско-Новозеландской епархии РПЦЗ. В 1963 г. – хиротонисан во епископа Брисбенского, викария Австралийско-Новозеландской епархии. В 1964 г. – будучи викарием и самым младшим по хиротонии из заграничных иерархов, был избран Первоиерархом РПЦЗ. В его первоиераршество, в сентябре 1974 г., был проведен III Всезарубежный Собор; прославлен ряд святых, в частности праведный Иоанн Кронштадтский (1964) и новомученики и исповедники Российские (1981). Скончался 21 ноября 1985 г. в Нью-Йорке. В 1998 г. останки почившего первоиерарха были перенесены из крипты кладбищенского Успенского храма в новую усыпальницу соборного храма Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (США). Когда вскрыли гробницу, то останки митрополита Филарета оказались нетленными (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [9] Митрополит Анастасий, в миру Александр Алексеевич Грибановский, родился в праздник Преображения Господня в 1873 г. в Тамбовской губернии в семье священника. Закончив Тамбовскую духовную семинарию, поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 1897 г. Кандидат богословия. В 1898 г. – пострижен в монашество в Тамбове. В 1901 г. – архимандрит и ректор Московской духовной семинарии. В 1906 г. – хиротонисан во епископа Серпуховского, викария Московской епархии. В 1914 г. – епископ Холмский и Люблинский, в 1915 г. – епископ Кишиневский. В 1916 г. – архиепископ Кишиневский и Хотинский. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг., председатель отдела церковного имущества и редакционного отдела, председатель комиссии по выработке порядка избрания Святейшего Патриарха и его интронизации. В декабре 1917 г. – избран членом Священного Синода и Высшего Церковного Совета. В 1919 г. – покинул Россию. Управлял русскими православными общинами в Константинополе. Около 1924 г. был выслан из Константинополя за «антитурецкую пропаганду». С 1924 по 1935 гг. возглавлял Русскую духовную миссию в Палестине. В 1935 г. – митрополит. С 1936 по 1964 гг. стоял во главе Русской Зарубежной Церкви. Осенью 1944 г. – эвакуировался вместе с Архиерейским Синодом в Вену, в 1945 г. – в Мюнхен, а с 1950 г. – в США. С 1964 г. на покое. Скончался 9 (22) мая 1965 г. в Нью-Йорке. Похоронен в крипте под алтарем соборного храма Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (Нью-Йорк). По свидетельству некоторых, при проведении ремонтных работ в усыпальнице, обнаружено, что его тела не коснулось тление (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [10] Протокол № 4 Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви 1953 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 3.
  • [11] Протокол № 4 Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви 1953 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 4.
  • [12] Львов, епископ Нафанаил. К прославлению новых святых – новомучеников русских // Православная Русь. № 20. 1981 г.).
  • [13] Архиепископ Нафанаил, в миру Василий Владимирович Львов, родился в Москве в 1906 г. Принадлежал к дворянскому роду Львовых. Отец — Владимир Николаевич Львов (1872–1930) – член Государственной думы III и IV созывов, обер-прокурор Святейшего Синода во Временном правительстве (1917). В 1927 г. отец был выслан в Томск, где скончался в тюремной больнице. Вместе с матерью и младшими братьями Василий выехал в эмиграцию в Китай. В 1922 г. – окончил Харбинское реальное училище, в 1923–1929 гг. – был рабочим на Китайской Восточной железной дороге (КВЖД). В 1928–1931 гг. – изучал богословие в Свято-Владимирском институте, был келейником и секретарем митрополита Нестора (Анисимова). Был пострижен в монашество, с 1929 г. – иеромонах. Был законоучителем в детском приюте при Доме милосердия в Харбине. В 1934–1937 гг. – редактор издания «Православный голос». С 1936 г. – архимандрит. Перед Второй мировой войной переехал в Европу, жил в Словакии, где был помощником настоятеля монастыря преподобного Иова Почаевского, редактировал издание «Православная Русь», издавал богослужебные и просветительские книги для оккупированных немецкими войсками областей СССР. В 1939–1944 гг.– редактор журнала «Детство во Христе». В 1945 г. – настоятель Воскресенского собора в Берлине. Принимал участие в спасении «перемещенных лиц» из числа советских граждан, которые по разным причинам оказались в Германии во время войны. В 1946–1951 гг. – епископ Брюссельский и Западно-Европейский. В 1947–1949 гг. также редактировал «Православные сборники» в Париже. С 1952 г. – администратор приходов РПЦЗ в Северной Африке, изучал церковную историю этого региона в первые века христианства. Стал инициатором строительства кафедрального собора в Тунисе, добившись поддержки прихожан в этом вопросе. С 1954 г. – жил в монастыре преподобного Иова Почаевского в Мюнхене, окормлял приходы в Мангейме и Берлине, преподавал Ветхий и Новый Завет. Был редактором «Церковного голоса» (1955–1964) и «Вестника православного дела» (1959–1963). С 1966 г. – настоятель монастыря преподобного Иова Почаевского.С 1961 г. до смерти состоял членом Князь-Владимирского братства, неоднократно председательствовал на его общих собраниях, с 1964 по 1978 состоял в правлении Братства. С 1971 г. – временно управляющий Австрийской епархией, с 1976 г. – епископ Венский и Австрийский. В 1981 г. – архиепископ. В конце жизни жил на покое в монастыре преподобного Иова Почаевского в Мюнхене. Полуслепой и практически лишённый возможности передвигаться, владыка Нафанаил наладил в этой обители значительную по масштабам издательскую деятельность, направленную на выпуск духовных книг и брошюр, тайно переправлявшихся в СССР. Почил в 1986 г. (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [14] Львов, епископ Нафанаил. Указ. соч.
  • [15] Судя по материалам Архиерейского Собора 1981 г., перед прославлением новомучеников архиереи РПЦЗ получили более 2-х тысяч писем из СССР.
  • [16] Послание всем верным чадам Русской Православной Церкви Заграницей по случаю приближения прославления Новомучеников Российских // Православная Русь. 1981 г. № 11. С. 1-3.
  • [17] Там же. С. 2.
  • [18] Бартошевич, архиепископ Антоний. Прославление Новомучеников Российских – всеправославное торжество (Доклад, прочитанный на XIII Епархиальном съезде Западно-Европейской епархии РПЦЗ 6 июня 1981 г.) // Православная Русь. № 13. С. 3. 1981 г.
  • [19] Димитрий Сергеевич Дудко родился в 1922 г. в теперешней Брянской области. В 1941–1943 гг. находился на оккупированной территории. В 1943 г. был призван в Красную армию, воевал. В 1945 г. поступил в Московскую духовную семинарию, а в 1947 г. – в духовную академию. В 1948 г. – арестован и приговорен к 10 годам лагерей. В 1956 г. – освобожден. В 1960 г. – восстановлен в академии и рукоположен во иереи. В 1973 г. – запрещен в служении за «нарушение церковной дисциплины, а точнее за проповеди. В начале 1980 г. – арестован за «антисоветскую деятельность». 5 июня 1980 г. – обратился с открытым «покаянным» письмом к Святейшему Патриарху Пимену, а во время Московской Олимпиады состоялось его «покаянное» выступление по телевидению. В 1981 г. уголовное дело против отца Димитрия было закрыто. Скончался в июне 2004 г. Был широко известен не только в СССР, но и в русской эмиграции за свои проповеди, статьи и книги.
  • [20] Пример одного из таких писем: Свящ. Д. Дудко. Что значит прославление русских мучеников // Русское Возрождение. № 6-7, 1979 г. С. 19-30. Во многих Рождественских и Пасхальных посланиях иерархов РПЦЗ того времени цитировались письма духовенства и верующих из СССР.
  • [21] Резолюция Архиерейского Собора по вопросу прославления новомучеников от 7 октября 1976 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 28.
  • [22] Определение Архиерейского Собора от 20 сентября 1978 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 24.
  • [23] Митрополит Лавр, в миру Василий Михайлович Шкурла, родился 1 января 1928 г. в Ладомирово (Чехословакия). В 11-летнем возрасте вступил в братию монастыря преподобного Иова Почаевского в Ладомирово, основанного иноками Почаевской лавры, а в 1944 г. стал послушником монастыря. В 1946 г. эвакуировался вместе с монастырем в Джорданвилль (США), где в 1930 г. был основан новый Свято-Троицкий монастырь. В 1947 г. пострижен в рясофор, а 19 марта 1948 г. – в мантию с наречением имени в честь св. мученика Лавра. Постриг совершил архиепископ Виталий (Максименко); 14 января 1950 г. рукоположен во иеродиакона, а 27 июня 1954 г. – во иеромонаха. С 1954 г. преподавал в Свято-Троицкой семинарии. С 1958 г. – инспектор семинарии.17 апреля 1966 г. возведен в сан архимандрита.13 августа 1967 г. хиротонисан во епископа Манхэттенского, викария Восточно-Американской епархии и назначен секретарем Архиерейского Синода. С 18 июля 1976 г. – настоятель Свято-Троицкого монастыря и управляющий Сиракузской и Троицкой епархией; с 12 октября этого же года – правящий архиерей и ректор Свято-Троицкой семинарии (сменил на этих постах архиепископа Аверкия (Таушева)) и главный редактор журналов «Православная Русь», «Православная жизнь» и «Православный путь». В 1981 г. – архиепископ. 10 июля 2000 г. Архиерейским Синодом назначен заместителем Первоиерарха РПЦЗ. До этого последовательно занимал посты заместителя секретаря и секретаря Архиерейского Синода, а с 10 июля 2001 г. исполнял обязанности Первоиерарха РПЦЗ в должности его заместителя. На Соборе 17-27 октября 2001 г. избран пятым Первоиерархом Русской Православной Церкви Заграницей, митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским. В 2004 г. совершил первый официальный визит в пределы Русской Православной Церкви. В 2007 г. – вместе со Святейшим Патриархом Алексием подписал Акт о каноническом общении между Русской Зарубежной Церковью и Московским Патриархатом. Скончался 16 марта 2008 г., в Неделю первую Великого поста, в день праздника Торжества Православия, на 81-м году жизни (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [24] Митрополит Виталий, в миру Ростислав Петрович Устинов, родился в Петербурге в 1910 г. в семье офицера Черноморскаго флота Петра Устинова и Лидии Андреевны, урожденной Стопчанской, дочери жандармскаго генерала, всю свою жизнь прослужившаго на Кавказе.В 1920 г., во время гражданской войны в России, Ростислав был определен в корпус, основанный в Феодосии генералом Врангелем. При отступлении Белой армии и в связи с этим эвакуации корпуса, молодой человек попал в Константинополь, а оттуда в Югославию, где учился в кадетском корпусе в Белой Церкви. В 1923 г. – переехал в Париж. В 1934 г. – призван отбывать воинскую повинность и зачислен в 9-ый кирасирский полк. В 1938 г. – поступил в мужской монастырь преп. Иова на Карпатах. В 1940 г. – пострижен в монашество. В 1941 г. – рукоположен во иеромонаха. Во время Второй мировой войны иеромонах Виталий, в силу обстоятельств, оказался в Берлине, где вместе с архимандритом Нафанаилом (Львовым) развил широкую миссионерскую деятельность в среде русских беженцев и военнопленных. Новое наступление красных заставило обоих молодых священноиноков обосноваться в северной части Германии, в Гамбурге, где для них открылось другое поле деятельности: спасение тысяч беженцев от принудительной репатриации в СССР. Хорошее знание иностранных языков, а особенно английскаго, отцами Виталием и Нафанаилом, в соединении с неистощимой энергией и настойчивостью действительно спасли жизнь множества русских людей. Обосновавшись в Гамбурге, игумен Виталий занялся устройством церковной жизни при лагере Фишбек. Там сразу же была основана барачная церковь с ежедневным кругом богослужений, полные псаломщические курсы и даже годовой курс богословских наук. Здесь удалось собрать монашеское братство и основать типографию. С 1947 по 1951 гг. – настоятель Успенского прихода РПЦЗ в Лондоне. В 1951 г. – хиротонисан во епископа с назначением в Бразилию. В 1957 г. – переведен в Канаду. Став епископом Монреальским и Канадским, основал Спасо-Преображенский скит в Мансонвилле и монастырское подворье с типографией в Монреале. В 1986 г. – избран четвертым Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [25] Архиепископ Антоний, в миру Артемий Сергеевич Медведев, родился 5 июля 1908 г. в г. Вильно (Вильнюс) (Литва). Детство провел в Полтаве. Учился в Петровском Полтавском кадетском корпусе. В 1920 г. из Севастополя эвакуировался в Югославию, где в Белой Церкви окончил Крымский кадетский корпус. В возрасте 22 лет поступил в Мильковский монастырь Введения во храм Пресвятой Богородицы (Сербия). В 1932 г. – принял монашество, в 1934 г. – рукоположен во иеродиакона, а в 1938 г. – во иеромонаха. В Мильково нес послушание уставщика. Во время Второй мировой войны был военным священником. После войны оказался в монастыре преподобного Иова Почаевского РПЦЗ. Переехал с монастырем в Джорданвилль (США). Будучи архимандритом, был временным администратором приходов РПЦЗ в Западной Канаде. Подготавливал и редактировал «Типикон с богослужебными указаниями» – приложение к «Троицкому календарю». В 1956 г. – хиротонисан во епископа Мельбурнского, викария Австралийско-Новозеландской епархии. С 1968 г. – архиепископ Западно-Американский и Сан-Францисский. Много лет был членом Архиерейского Синода РПЦЗ. Составил службу новомученикам и исповедникам Российским, также трудился над составлением службы святителю Иоанну (Максимовичу) и других богослужебных чинопоследований, принятых в РПЦЗ. Скончался 23 сентября 2000 г. в США. Похоронен в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [26] Архимандрит Киприан, в миру Кирилл Пыжов, родился 7 января 1904 г. в Санкт-Петербурге. Детство и юность прошли в г. Бежецке Тверской губернии. После революции отец служил в г. Щигры Курской губернии. Во время Гражданской войны Щигры были заняты Добровольческ. армией, и отец с Кириллом Пыжовым отправились в Крым, где Кирилл в возрасте пятнадцати лет был принят в Белую армию. Вместе с Белой армией отступал до Симферополя и эвакуировался в Константинополь, затем Галлиполи, и наконец в Болгарию. Здесь окончил Александровское военное училище. Позднее жил в Париже, учился в школе живописи. Переехав в Ниццу, стал учеником матушки Тамары Александровны Ельчаниновой, преподавшей ему первые уроки иконописи. До этого Кирилл был светским художником, расписавшим в Париже один из ресторанов Монмартра и создавшим декорации для фильма «Дон Кихот», в котором играл Ф. И. Шаляпин. Вдохновившись иконописью, стал проповедником строго православного церковного искусства. Узнав в 1932 г. о братстве Преподобного Иова Почаевского в селе Ладомирове в Закарпатской Руси, решил отправиться туда и там трудиться. Расписал монастырский храм. В 1933 г. был пострижен в рясофор и наречен Киприаном. В 1938 г. – рукоположен во иеродиакона, а в 1940 г. – во иеромонаха. Вместе с братией переехал в США в Свято-Троицкий монастырь в г. Джорданвилль (шт. Нью-Йорк, США) в РПЦЗ. В 1950 г. была окончена постройка каменного собора, который о. Киприан расписал со своим учеником Алипием (Гамановичем) (впоследствии архиепископом Чикагским и Средне-Американским). Преподаватель Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорданвиле (в 1950-е – 1980-е гг.). Отец Киприан стал основателем джорданвилльской иконописной школы и его нередко именовали «иконописцем всего зарубежья». Посвятил свою жизнь развитию и укоренению в странах русского рассеяния древнерусской канонической школы иконописи. Автор множества картин и рисунков, включая рождественские и пасхальные открытки, выполненные акварелью, гуашью и маслом. Был воспитателем многих поколений семинаристов и духовником многих русских эмигрантов, монашествующих и архиереев. Скончался 20 марта / 2 апреля 2001 г. Погребен в усыпальнице за алтарем главного монастырского собора Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [27] Определение Архиерейского Синода по докладу архиепископа Антония (Медведева) от 13 мая 1981 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 5.
  • [28] Там же. С. 16.
  • [29] Епископ Григорий, в миру Георгий Павлович Граббе, родился 8 апреля 1902 г. в Санкт-Петербурге в аристократической семье. Сын графа П. Н. Граббе и брат игумении Магдалины (Граббе). Когда семья ко времени революции оказалась в районе г. Кисловодск на Кавказе, поступил в гимназию в Кисловодске, где вместе с братом Михаилом организовал монархическую организацию молодежи. В эмиграции в Константинополе (1920), затем в Белграде (Югославия). С 1923 по 1926 г. обучался на богословском факультете Белградского университета. Женат на Варваре Максимовне Яржембской. Некоторое время жил в Польше на Волыни, в имении своего отца. Активно сотрудничал в церковной прессе: журналах «Церковные ведомости» (официальный орган Архиерейского Синода РПЦЗ) и «Воскресное чтение» (орган Польской Православной Церкви (Варшава)). Издатель-редактор монархической легитимной газеты «Голос верноподданного» в Белграде. С 1931 г. управляющий канцелярией Архиерейского Синода РПЦЗ (с 1936 г. должность именовалась «Правитель дел Синодальной канцелярии»). В 1935 г. был одним из секретарей объединительного совещания, созванного Патриархом Варнавой, старавшимся объединить все Русские Церкви за границей. Составил первоначальный проект принятого там "Временного Положения об управлении Русской Православной Церковью Заграницей". В 1944 г. покинул Югославию и переехал в Германию, в г. Карлсбад, и вывез туда значительную часть синодального архива. В 1945 г. (по другим данным, в 1944 г.) был рукоположен в сан иерея. С 1946 по 1951 г. был председателем Синодального Переселенческого комитета в Мюнхене. Организатор Синодального Учебного комитета, занимавшегося созданием в лагерях беженцев нескольких средних церковных учебных заведений. Протоиерей (1947). В 1951 г. переехал вместе с Синодом в США и продолжал исполнять обязанности правителя дел Синодальной канцелярии РПЦЗ. Проживал в Нью-Йорке. Митрофорный протоиерей (1956). Протопресвитер (1960). Настоятель, затем ключарь синодальной церкви Знамения Божией Матери в Нью-Йорке. С 1932 по 1946 гг. и с 1951 по 1967 гг. редактор журнала «Церковная жизнь». С 1967 г. консультант при Архиерейском Синоде и заведующий отделом внешних сношений. В 1971 г. протопресвитеру Георгию Граббе было предоставлено право ношения двух крестов и совершения литургии при отверстых царских вратах. В 1978 г. на Соборе РПЦЗ был избран секретарем Синода РПЦЗ. В 1979 г. – овдовев, принял монашество с именем Григорий. В том же году – викарный епископ Манхэттенский. В 1981 г. – епископ Вашингтонский и Флоридский. Вскоре после кончины митрополита Филарета (Вознесенского; † 1985 г.) был отправлен на покой. Поселился в доме одной из своих дочерей, проводя время в чтении, работе над статьями и переписке с друзьями. Скончался 7 октября 1995 г. (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [30] Епископ Нектарий, в миру Олег Михайлович Концевич, родился в 1905 г. в Курляндии (ныне Латвия). Брат И. М. Концевича. С раннего детства жил на Украине, где учился в реальном училище. Неоднократно посещал с матерью Оптину пустынь и окормлялся у старца Нектария Оптинского. Окончил механический факультет Института путей сообщения. Работал инженером. После Второй мировой войны оказался в эмиграции в США. Принял постриг. В 1962 г. – епископ Сиэтлийский, викарий Западно-Американской епархии. Помощник святителя Иоанна (Максимовича) и архиепископа Антония (Медведева). Скончался 6 февраля 1983 г. (в тот день отмечался праздник Собора новомучеников и исповедников Российских). Похоронен на кладбище Свято-Троицкого монастыря в г. Джорданвилль (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [31] Епископ Константин, в миру Мануил Ессенский, родился 17 мая 1907 г. в Санкт-Петербурге. В 1930–1932 гг. учился в Сергиевском богословском институте в Париже. В 1932 г. изучал медицину в Берлине. Принял монашество в РПЦЗ. В 1932 г. – иеродиакон. В том же году – иеромонах. С 1949 г. проживал в США. В 1953–1967 гг. – настоятель Покровской церкви при домах престарелых Русско-американского союза в г. Глен-Ков на Лонг-Айленде (шт. Нью-Йорк, США) в РПЦЗ. В 1967 г. – хиротонисан во епископа Брисбенского и направлен викарием в Австралийско-Новозеландскую епархию. В 1978 г. – епископ Бостонский, викарий Восточно-Американской епархии. С 1981 г. – в Великобритании, епископ Ричмондский и Британский. Одновременно исполнял обязанности настоятеля Успенского кафедрального собора в Лондоне. В последние годы пребывал на покое. Вел аскетический образ жизни. Часто проливал слезы на богослужении и, особенно, во время причащения Святых Христовых Таин. Скончался 31 мая 1996 г. При перенесении гроба епископа Константина в 2014 г. обнаружено, что его тела не коснулось тление (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [32] Архиепископ Афанасий, в миру Антон Викентьевич Мартос, родился 8 сентября 1904 г. близ города Несвиж (Польша) в крестьянской семье. В межвоенный период проживал в Польше. В 1927 г. принял монашество в Почаевской Лавре. В 1930 г. – окончил Богословский факультет Варшавского университета. В том же году – иеромонах. Служил в юрисдикции Польской Православной Церкви. В 1936 г. – наместник Яблочинского монастыря. В 1938 г. – архимандрит. В 1942 г. – хиротонисан во епископа Витебского. Эвакуировался в Германию в 1945 г. В 1946 г. – вместе с рядом других белорусских епископов перешел в юрисдикцию РПЦЗ. Администратор Северо-Германского викариатства Германской епархии. В 1950–1955 гг. – викарный епископ в Австралии. Архиепископ Буэнос-Айресский и Аргентинско-Парагвайский (с марта 1956 г.). Скончался 3 ноября 1983 г. Погребен на братском кладбище Свято-Троицкого монастыря в г. Джорданвилль (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [33] Протокол № 1 Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви от 19 октября 1981 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 4.
  • [34] Там же. С. 5.
  • [35] Митрополит Антоний (в миру Алексей Павлович Храповиицкий; 17 (29) марта 1863 г., село Ватагино, Новгородская губерния – 10 августа 1936 г., Сремски-Карловци, Югославия) – архиерей Православной Российской Церкви; с 30 мая 1918 г. – митрополит Киевский и Галицкий; впоследствии, после Гражданской войны в России, первый по времени Председатель Архиерейского Синода РПЦЗ. Богослов, философ, в начале XX в. активный поборник восстановления Патриаршества в Русской церкви, набравший наибольшее число голосов как кандидат на Патриарший престол на Всероссийском Соборе в октябре 1917 г.
  • [36] Епископ Михаил, в миру Михаил Михайлович Грибановский, родился 2 ноября 1856 г., Елатьма, Тамбовская губерния – скончался 19 августа 1898 г. в Крыму – архиерей Православной Российской Церкви; с 19 января 1897 г. Таврический и Симферопольский. Богослов. Став первым за 20 лет в преподавательской корпорации Санкт-Петербургской духовной академии, кто принял монашество, был неформальным возглавителем «монашеской дружины» – нескольких будущих иерархов Русской Церкви, последовавших его примеру. По воспоминаниям митрополита Антония (Храповицкого), «он улыбался среди мучительных страданий: задыхаясь, за несколько минут до смерти он шептал друзьям своим свой последний завет о самоотверженном служении Апостольской Церкви». Был похоронен в левом приделе кафедрального Александровского собора в Симферополе. После разрушения храма в 1930 г. был перезахоронен у храма Всех Святых в этом же городе.
  • [37] Архиепископ Марк, в миру Михаэль Арндт, родился 29 января 1941 г. – архиерей Русской Зарубежной Церкви, Архиепископ Берлинский и Германский, Первый Заместитель Председателя Архиерейского Синода, активный участник переговорного процесса между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью, приведшего к восстановлению единства внутри Русской Православной Церкви (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [38] Архиепископ Алипий (в миру Николай Михайлович Гаманович; 19 декабря 1926 г., село Новая Маячка, Херсонский округ, УССР, СССР) – архиерей Русской Зарубежной Церкви, с 2016 г. – на покое, архиепископ Чикагский и Средне-Американский. Иконописец, автор учебника «Грамматика церковнославянского языка». В настоящее время — старейший по хиротонии архиерей РПЦЗ (по материалам: zarubezhje.narod.ru).
  • [39] Протокол № 1 Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви от 19 октября 1981 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 6.
  • [40] Архиепископ Павел (в миру Михаил Александрович Павлов; 16 ноября 1927 г., Варшава – 15 февраля 1995 г., Ново-Дивеевский женский монастырь, штат Нью-Йорк) – архиерей РПЦЗ. В 1967 г. – хиротонисан во епископа Штутгартского. С конца 1980 г. – епископ Сиднейский и Австралийско-Новозеландский. Прибыл в Австралию 30 января 1981 г. Проживал в Сиднее. При Архиепископе Павле шло интенсивное строительство храмов. Был воздвигнут храм Казанской иконы Божией Матери при женском монастыре и корпус с кельями для монахинь в городе Кентлине близ Сиднея. С благословения Архиепископа Павла было начато строительство Спасо-Преображенского мужского монастыря в Снежных Горах в районе Бомбала, Новый Южный Уэльс. Воздвигнут Успенский храм в Мельбурнском пригороде Данденонге и Петропавловская церковь в Перте. Большое внимание уделял деятельности русских церковных школ, сам занимал пост директора Александро-Невской школы при Петропавловском кафедральном соборе в Сиднее. Под его руководством была произведена подготовка к празднованию 1000-летия Крещения Руси в Сиднее. Главным моментом празднования 1000-летия Крещения Руси Архиепископ Павел считал освящение нового Иоанно-Предтеченского храма в Канберре. В 1992 г. – определен на покой по болезни. Погребен в монастыре «Ново-Дивеево» под Нью-Йорком (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [41] Протокол № 1 Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви от 19 октября 1981 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 6.
  • [42] Протокол № 3 Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви от 21 октября 1981 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 1.
  • [43] Протокол № 5 Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви от 23 октября 1981 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 4.
  • [44] Протопресвитер Михаил Афанасьевич Польский родился 6 ноября 1891 г. в семье псаломщика. В 1914 г. окончил Ставропольскую духовную семинарию. В 1918 г. был назначен уездным противосектантским миссионером. В 1920 г. – диакон, 1 августа того-же года – иерей. Служил в клире Петропавловской церкви у Преображенской заставы в Москве. В 1921 г. – поступил в нелегальную Московскую духовную академию.7 мая 1922 г. сослужил Патриарху Тихону в храме села Богородского под Москвой. Это была последняя литургия до его ареста. В Соловецком лагере особого назначения работал сетевязальщиком и рыбаком на Филимоновой тоне вместе с архиепископом Илларионом (Троицким). Подробности ареста и пребывания на Соловках были описаны в его «Очерке бежавшего из России священника». В 1926 г. – вышел на свободу. 20 декабря 1926 г. приговорен к трем годам ссылки в автономную область Коми по статье 58-13 Уголовного кодекса РСФСР. Отбывал наказание в Усть-Сысольске. Не признал «Декларацию» митрополита Сергия (Страгородского) 1927 г. и впоследствии от него отделился. Служил как катакомбный священник, имея антиминс от епископа Платона (Руднева). В марте 1929 г. – нелегально преодолел советско-персидскую границу. При побеге из России взял с собой сведения о пострадавших священнослужителях Русской Православной Церкви, которые позднее использовал в своих сочинениях. В 1931 г., состоя в клире РДМ в Иерусалиме, напечатал труд «Положение Церкви в Советской России. Очерк бежавшего из России священника». С 1934 г. – настоятель общины РПЦЗ в Бейруте. В 1935 г. – протоиерей. Был участником II Всезарубежного Собора в 1938 г.; прочитанный им доклад «О духовном состоянии Русского народа под властью безбожников» был издан отдельно в Соборных деяниях. В 1938 г. – переехал в Лондон, где служил в кафедральном соборе РПЦЗ. В 1948 г. – назначен в клир Радосте-Скорбященского кафедрального собора в Сан-Франциско. В том же году – возведен в сан протопресвитера. С 1952 г. – служил старшим священником этого собора. Скончался 21 мая 1960 г. в Сан-Франциско (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [45] Протокол № 4 Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви от 22 октября 1981 г. ААРЗЦ в Нью-Йорке. С. 1.
  • [46] Архимандрит Антоний, в миру Алексей Георгиевич Граббе, родился 22 июня 1926 г. в Белграде. Сын графа Юрия Павловича Граббе, будущего епископа Григория, многолетнего правителя дел канцелярии Архиерейского Синода РПЦЗ. В 1948 г. – пострижен в монашество в обители преп. Иова Почаевского в Мюнхене. В 1949 г. – рукоположен во иеромонаха в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле. В 1968 г. – назначен начальником Духовной Миссии Русской Зарубежной Церкви в Иерусалиме. В 1986 г. – лишен священного сана «за безответственную растрату церковных средств, отсутствие отчетности в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, нарушение законов об управлении чужим имуществом и соблазнительный образ жизни в нравственном отношении», после чего ушел в раскол. В 2005 г. – умер «епископом» на покое в юрисдикции «Российской Православной Автономной Церкви» (по материалам: http//: www.zarubezhje.narod.ru).
  • [47] Патриарх Диодор (греч. Πατριάρχης Διόδωρος; в миру Дамианос Каривалис, греч. Δαμιανός Γ. Καρίβαλης; 14 августа 1923, Хиос, Греция – 19 декабря 2000, Иерусалим) – архиерей Иерусалимской Православной Церкви; с 1 марта 1981 г. – 139-й Патриарх Иерусалимский и всея Палестины.
  • [48] В. С. О святых мощах преподобномучениц великой княгини Елизаветы Феодоровны и инокини Варвары // Православная Русь. № 20.С. 2. 1981 г.
  • [49] Протопресвитер Александр Николаевич Киселев (7 октября 1909 г., имение Каменка, близ Осташкова, Тверская губерния – 2 октября 2001 г., Москва) – православный священник, в разное время был клириком Эстонской Православной Церкви, Северо-Американской митрополии и РПЦЗ; протопресвитер. Известен своим служением при храме Русской освободительной армии (РОА). В отроческие годы Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II прислуживал ему. В 1950 г. – основал Серафимовский фонд, занимавшийся собиранием и сохранением русского культурного наследия. С 1951 г. – основатель и настоятель храма в Нью-Йорке на западной стороне Манхэттена.В 1970 г. – перешел в юрисдикцию РПЦЗ, где был возведен в сан протопресвитера. С 1978 г. – председатель Комиссии РПЦЗ по проведению празднования 1000-летия Крещения Руси. В том же году – основал журнал «Русское возрождение». По словам его внука протоиерея Петра Холодного, в 1980-е его нью-йоркский дом был «местом тайных встреч» иерархов РПЦЗ и Московского Патриархата. В 1991 г. – покинул РПЦЗ и вернулся в Россию, за что был запрещен в служении Священноначалием РПЦЗ. Умер 3 октября 2001 г. Похоронен в Донском монастыре г. Москвы.
  • [50] Киселев А., протопресвитер. Как происходило прославление новомучеников российских // Православная Русь. № 21. С. 6. 1981 г.
  • [51] Служба святым новомученикам и исповедникам Российским. Изд. Свято-Троицкого монастыря. 1982 г. С. 10.
  • [52] Там же. С. 21.
  • [53] Там же. С. 23.
  • [54] Там же. С. 24.
  • [55] Там же. С. 35.
  • [56] Киселев А., протопресвитер. Указ. соч. С. 9.
  • [57] Доверительный доклад Архиерейскому Синоду архимандрита Антония (Граббе). май 1982 г. ААСРЗЦ в Нью-Йорке. С. 3.
  • [58] Там же.
  • [59] Послание Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви чадам Русской Православной Церкви во Отечестве и рассеянии сущим // Православная Русь. № 21. С. 1. 1981 г.
  • [60] Служба святым новомученикам и исповедникам Российским. Изд. Свято-Троицкого монастыря. 1982 г. С. 35.

База данных репрессированных 

Обновления в Базе данных репрессированных
Последние публикации
В УПЦ вшанували пам'ять жертв комуністичних репресій в СРСР

В УПЦ вшанували пам'ять жертв комуністичних репресій в СРСР

На парафіях Української Православної Церкви піднесуть молитви за жертв політичних репресій 1937-1938 років

На парафіях Української Православної Церкви піднесуть молитви за жертв політичних репресій 1937-1938 років

УПРАВДЕЛАМИ УПЦ ПРЕДСТАВИЛ ЦИКЛ ФИЛЬМОВ О НОВОМУЧЕНИКАХ И ИСПОВЕДНИКАХ

Управделами УПЦ представил цикл фильмов о новомучениках и исповедниках

В Українській Православній Церкві відновлюють зруйнований радянською владою Межигірський монастир

В Українській Православній Церкві відновлюють зруйнований радянською владою Межигірський монастир

На Кіровоградщині чекають канонізації мученика–священика, мощі якого знайшли три роки тому

На Кіровоградщині чекають канонізації мученика–священика, мощі якого знайшли три роки тому

Митрополит Антоній: «Закликаю молитися за всіх невинноубієнних і постраждалих в роки комуністичних репресій»

Митр. Антоній: «Закликаю молитися за всіх невинноубієнних і постраждалих в роки комуністичних репресій»

Можливість прославлення репресованого о. Михаїла Под'єльського розглянули на комісії Бориспільської єпархії

Можливість прославлення репресованого о. Михаїла Под'єльського розглянули на комісії Бориспільської єпархії

Церковь Мучеников: гонения на веру и Церковь в ХХ веке

Церковь Мучеников: гонения на веру и Церковь в ХХ веке

Церква мучеників: гоніння на віру та Церкву у ХХ столітті

Церква мучеників: гоніння на віру та Церкву у ХХ столітті

5 новых мучеников Сумской и Александрийской епархий, пострадавших в годы советских гонений, канонизируют в УПЦ

5 новых мучеников Сумской и Александрийской епархий, пострадавших в годы советских гонений, канонизируют в УПЦ